Традиционная надежность.
Постоянство развития.
Новинки
Региональный склад в г. Санкт-Петербург
Вальцлента
Электронит
Накладки
Безасбестовая ткань
Колодка дискового тормоза для БелАЗ 7555
16 Сентября 2019 УралАТИ - На взлет!...
16 Апреля 2019 Музей Урал Ати...
18 Марта 2019 15 лет...
Галерея

Новости » 2020 год памяти и славы

2020 год памяти и славы

 

28 Февраля 2020

 

Годы службы в армии подарили Вячеславу Алексеевичу Преснушкину, слесарю-ремонтнику РМЦ на заводе «УралАТИ», массу незабываемых впечатлений. После срочной службы Вячеслав попал в Чечню. А сегодня мы с ним пьем чай с шоколадкой – непозволительная роскошь для солдата – и я с интересом слушаю его истории. 

Призван он был в 1996 году – служил на границе с Польшей в городе Багратионовск в пограничных войсках. «Лихие» девяностые наложили свой отпечаток и на российскую армию, поэтому с обеспечением в то время было неважно. Не то что шоколад, но даже мясо было в дефиците. Вячеслав с содроганием вспоминает однообразное меню: вареную рыбу и горох. Мясо полагалось только… собакам. Каждая немецкая овчарка съедала положенные ей 400 граммов свежей говядины. Почти как в военные годы: сам голодный, но лошади ведро овса дай. 

- Дедовщина – это нормально, ее бояться не стоит, - вспоминает Вячеслав Алексеевич. – У нас был отличный командир, старший прапорщик, с нами дослужился до старшего лейтенанта. 

Выносливости бойцам предавалось первостепенное значение. Каждое утро у пограничников начиналось с пробежки 3 километра. По выходным это расстояние увеличивалось до десяти. Однажды пришло задание: враг на той стороне болота, надо задержать. 

На дворе октябрь, солдаты по шею в ледяной воде с автоматами над головой (оружие весит более трех килограммов) переправляются на тот берег. Так проходила учеба. Чтобы в любую непогоду бойцы были готовы выполнить задание. 
Годы службы в армии подарили Вячеславу Алексеевичу Преснушкину, слесарю-ремонтнику РМЦ на заводе «УралАТИ», массу незабываемых впечатлений. После срочной службы Вячеслав попал в Чечню. А сегодня мы с ним пьем чай с шоколадкой – непозволительная роскошь для солдата – и я с интересом слушаю его истории.   Призван он был в 1996 году – служил на границе с Польшей в городе Багратионовск в пограничных войсках. «Лихие» девяностые наложили свой отпечаток и на российскую армию, поэтому с обеспечением в то время было неважно. Не то что шоколад, но даже мясо было в дефиците. Вячеслав с содроганием вспоминает однообразное меню: вареную рыбу и горох. Мясо полагалось только… собакам. Каждая немецкая овчарка съедала положенные ей 400 граммов свежей говядины. Почти как в военные годы: сам голодный, но лошади ведро овса дай.   - Дедовщина – это нормально, ее бояться не стоит, - вспоминает Вячеслав Алексеевич. – У нас был отличный командир, старший прапорщик, с нами дослужился до старшего лейтенанта.   Выносливости бойцам предавалось первостепенное значение. Каждое утро у пограничников начиналось с пробежки 3 километра. По выходным это расстояние увеличивалось до десяти. Однажды пришло задание: враг на той стороне болота, надо задержать.   На дворе октябрь, солдаты по шею в ледяной воде с автоматами над головой (оружие весит более трех килограммов) переправляются на тот берег. Так проходила учеба. Чтобы в любую непогоду бойцы были готовы выполнить задание.   В части вместе с пограничниками служили собаки – чистокровные немецкие овчарки. У Вячеслава был армейский товарищ – собаковод. С животными очень интересно работать. При чем не каждая овчарка справлялась с заданиями и была способна к обучению, поэтому оставляли только самых работоспособных. Но поражала смышлёность этих четвероногих.   - Армия мне многое дала, - рассказывает Вячеслав Алексеевич. – Физическую выносливость, моральную стойкость, эрудированность. Ты должен уметь действовать по правилам и одновременно проявлять смекалку.   Когда в 1998 году Преснушкин вернулся домой – в Костромскую область, понял, что с работой там туго. Поэтому согласился продолжить службу по контракту и отправился в командировку в Чечню. В ту пору ему было 22 года.   Попал в Итум-Кали – самый горный чеченский район вблизи Грузии. Туда бойцов закидывали вертолетами: сначала добирались на грузовом, потом на боевом. О том, что служба сопряжена с риском для жизни и опасностью, Вячеслав понял, когда их отправку откладывали день за днем. Потом командир объяснил: идут бои, все вертолеты задействованы.   Когда же прибыли на место, обустроились в доме полевого командира. Первое, что впечатлило Вячеслава Преснушкина – это горные пейзажи необыкновенной красоты, и бурлящий внизу Аргун валуны перекатывает. Отряд, в который попал Вячеслав - контролировал дороги, в том числе Итум-Калинскую – ту саму, которую строили русские пленные, и которая соединяла Чечню с Грузией. Вскоре его определили в разведподразделение. Ориентироваться на местности он научился еще в детстве – рос в селе, поэтому подмечал примятую траву или след от сапог.   Внимательность для разведчика на первом месте, если хочешь остаться в живых. Все горные тропы были буквально усеяны минами и растяжками. Стоит потерять концентрацию – и поминай как звали. Солдаты выслеживали бандформирования, проверяли все «козьи тропы» оставленные боевиками.   Порой за ночь приходилось преодолевать расстояния в 22 километра – и это в гору. В горах холодно и сыро, ветрено, снег лежит. Поэтому солдаты тащили на себе еще килограммов 30 обмундирования, оружия, альпинистского снаряжения...   - Ночи в Чечне темные, на расстоянии вытянутой руки ничего не видно, - вспоминает Вячеслав. – И очень яркая Луна, если, конечно, не пасмурно. Ориентировались по компасу. Было страшно, конечно. На каждом шагу – «подлянки», растяжки. С нами служил парень – краповый берет, на его счету было уже несколько служб по контракту, так и ему было страшно. Страх помогает не потерять контроль, быть на чеку. Быстрый шаг на войне может оказаться смертельным. Поэтому ходили с щупами, очень осторожно и внимательно. Помню, мне досталась разгрузка – такой «армейский лифчик» от разведчика – он подорвался на растяжке. Но ребята сказали, оставь, плохая примета.   - Много на этой «тихой» войне было чудес, - рассказывает Вячеслав Алексеевич. - Однажды ребята ехали на грузовике по серпантинам. То ли тормоза у техники отказали, то ли другая причина, но машина сорвалась и полетела в обрыв. Командир только успел крикнуть шоферу «Прыгай!». А в кузове еще трое парней находились. Вот как они сообразили, что прыгать надо – я не знаю. Машина пролетела с тысячу метров – просто в смятку. А ребята все выжили.   А бывает едешь по этим серпантинам на БТР, внизу Аргун ревет, и только удивляешься, как водитель видит, куда ехать: дороги узкие, сверху горы нависают. Конечно, природа там необыкновенная, до сих пор вспоминаю заснеженные вершины гор, яркую луну, бурлящие воды Аргуна....   После службы Вячеслав Преснушкин приехал к отцу в Асбест – так тут и остался. Устроился на завод «УралАТИ», женился. На родину - в Костромскую область - теперь ездит в отпуск. У Вячеслава Алексеевича двое детей. Старший сын служил в Москве, во внутренних войсках. Младшей дочке 14 лет.   - Служить надо обязательно. Тем более год всего. Сына не успели на поезд посадить – как уже снова едем встречать, - улыбается мой собеседник.   Заводчане знают, что с ними трудится защитник Отечества и гордятся этим. Ежегодно – в день вывода советских войск из Афганистана –на заводе вспоминают погибших и чествуют тех, кто с честью прошел через огонь войны.  На фото Вячеслав Преснушкин первый слева
В части вместе с пограничниками служили собаки – чистокровные немецкие овчарки. У Вячеслава был армейский товарищ – собаковод. С животными очень интересно работать. При чем не каждая овчарка справлялась с заданиями и была способна к обучению, поэтому оставляли только самых работоспособных. Но поражала смышлёность этих четвероногих. 

- Армия мне многое дала, - рассказывает Вячеслав Алексеевич. – Физическую выносливость, моральную стойкость, эрудированность. Ты должен уметь действовать по правилам и одновременно проявлять смекалку. 

Когда в 1998 году Преснушкин вернулся домой – в Костромскую область, понял, что с работой там туго. Поэтому согласился продолжить службу по контракту и отправился в командировку в Чечню. В ту пору ему было 22 года. 

Попал в Итум-Кали – самый горный чеченский район вблизи Грузии. Туда бойцов закидывали вертолетами: сначала добирались на грузовом, потом на боевом. О том, что служба сопряжена с риском для жизни и опасностью, Вячеслав понял, когда их отправку откладывали день за днем. Потом командир объяснил: идут бои, все вертолеты задействованы. 

Когда же прибыли на место, обустроились в доме полевого командира. Первое, что впечатлило Вячеслава Преснушкина – это горные пейзажи необыкновенной красоты, и бурлящий внизу Аргун валуны перекатывает. Отряд, в который попал Вячеслав - контролировал дороги, в том числе Итум-Калинскую – ту саму, которую строили русские пленные, и которая соединяла Чечню с Грузией. Вскоре его определили в разведподразделение. Ориентироваться на местности он научился еще в детстве – рос в селе, поэтому подмечал примятую траву или след от сапог. 

Внимательность для разведчика на первом месте, если хочешь остаться в живых. Все горные тропы были буквально усеяны минами и растяжками. Стоит потерять концентрацию – и поминай как звали. Солдаты выслеживали бандформирования, проверяли все «козьи тропы» оставленные боевиками. 

Порой за ночь приходилось преодолевать расстояния в 22 километра – и это в гору. В горах холодно и сыро, ветрено, снег лежит. Поэтому солдаты тащили на себе еще килограммов 30 обмундирования, оружия, альпинистского снаряжения... 

- Ночи в Чечне темные, на расстоянии вытянутой руки ничего не видно, - вспоминает Вячеслав. – И очень яркая Луна, если, конечно, не пасмурно. Ориентировались по компасу. Было страшно, конечно. На каждом шагу – «подлянки», растяжки. С нами служил парень – краповый берет, на его счету было уже несколько служб по контракту, так и ему было страшно. Страх помогает не потерять контроль, быть на чеку. Быстрый шаг на войне может оказаться смертельным. Поэтому ходили с щупами, очень осторожно и внимательно. Помню, мне досталась разгрузка – такой «армейский лифчик» от разведчика – он подорвался на растяжке. Но ребята сказали, оставь, плохая примета. 

- Много на этой «тихой» войне было чудес, - рассказывает Вячеслав Алексеевич. - Однажды ребята ехали на грузовике по серпантинам. То ли тормоза у техники отказали, то ли другая причина, но машина сорвалась и полетела в обрыв. Командир только успел крикнуть шоферу «Прыгай!». А в кузове еще трое парней находились. Вот как они сообразили, что прыгать надо – я не знаю. Машина пролетела с тысячу метров – просто в смятку. А ребята все выжили. 

А бывает едешь по этим серпантинам на БТР, внизу Аргун ревет, и только удивляешься, как водитель видит, куда ехать: дороги узкие, сверху горы нависают. Конечно, природа там необыкновенная, до сих пор вспоминаю заснеженные вершины гор, яркую луну, бурлящие воды Аргуна.... 

После службы Вячеслав Преснушкин приехал к отцу в Асбест – так тут и остался. Устроился на завод «УралАТИ», женился. На родину - в Костромскую область - теперь ездит в отпуск. У Вячеслава Алексеевича двое детей. Старший сын служил в Москве, во внутренних войсках. Младшей дочке 14 лет. 

- Служить надо обязательно. Тем более год всего. Сына не успели на поезд посадить – как уже снова едем встречать, - улыбается мой собеседник. 

Заводчане знают, что с ними трудится защитник Отечества и гордятся этим. Ежегодно – в день вывода советских войск из Афганистана –на заводе вспоминают погибших и чествуют тех, кто с честью прошел через огонь войны.

На фото Вячеслав Преснушкин первый слева